Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня Деревня Стрелы: крестьянская баня

Деревня Стрелы: крестьянская баня

Русская крестьянская баня – отражение национальной культуры, которая формировалась на протяжении многих столетий. Она дарила чистоту, расслабление, отдых, омоложение телу и способствовала лечению болезней. Течение времени наложило свой отпечаток и на этот, весьма необходимый для каждого русского человека «предмет» гигиены. В связи с этим хотелось бы вкратце рассказать о русской бане, которая имелась во второй половине XX в. почти у каждого домохозяина Стрел, а у некоторых сохранилась в том же виде и до настоящего времени.

Константин Степанов

Как правило, бани ставились в усаде (огород), за двором (хозяйственная постройка) деревенского дома. Исключением была та часть светлого посада голицинского конца деревни, где дома находились вблизи Которосли. Здесь бани стояли на берегу реки. По желанию хозяина сруб устанавливался вдоль или поперек по оси север – юг или восток – запад.

Для постройки использовался большей частью лес хвойных пород – ель или сосна, но иногда и осина. Заготовленные бревна около 16–22 см в диаметре ошкуривались, а затем на свободном месте перед домом или за усадом ставили сруб. Строение было около 2,5 х 4,5 м и имело примерно 15 венцов, срубленных в чашу. После подготовки фундамента, а чаще 4–6 «стульев» из красного обожженного кирпича, сложенного в квадрат, «раскиданный» сруб вновь собирался. Иногда закладные бревна клали прямо на землю.

Во время сборки по всей длине бревна и в чаши, если они рубились сверху, ложился мох, заранее заготовленный в лесу Ореховке и в меру просушенный. Следующее бревно своей тяжестью прижимало мох к вырубленному по строительной черте пазу. После окончательной сборки всех венцов строение конопатили: выступающий из пазов мох заворачивался тонким слоем льна (его покупали в районном центре) и законопачивался ровным швом. В отличие от постройки дома пакля здесь не использовалась из-за того, что между бревнами она ложилась очень плотно и впитывала влагу. Дерево быстрее гнило, и баня приходила в негодность. Мох по своей структуре между бревнами сжимался не так, несколько пропускал воздух, и баня «дышала». Кроме этого, мох почти не впитывал влагу, что благоприятно сказывалось на деревянном строении.

(Наблюдения автора текста, историка Константина Степанова, были использованы при создании выставки «Послевоенный быт в окрестностях Ростова. 1945–1959»)

Двускатная крыша покрывалась шифером, железом и реже тесом. Однако в первой половине 1960-х гг. на некоторых банях можно было еще видеть и солому. Чердак использовался крестьянами Стрел для различных хозяйственных нужд. Например, в семье автора с поздней осени и до марта там хранились пустые корзины с двумя ручками, сплетенные отцом из ивового прута, срезанного в кустарнике на берегу Которосли.

Баня бревенчатой стеной (пятистенок) разделялась на две части – предбанник и собственно баня (парная), в соотношении примерно 1 к 3 или 1 к 4. В предбаннике было маленькое окошко, деревянная лавка, а для одежды на стене имелись крючки или вбитые гвозди.

Небольшая дверь в баню, в отличие от входной в предбанник, была утеплена старым ватным одеялом или войлоком, а сверху клеенкой. Так делалось для того, чтобы горячий воздух меньше выходил из парной. Слева, как правило, находилась печь, сложенная из красного кирпича. Используемые для раствора глина и песок брались крестьянами не «невесть где», а в определенных местах, т.к. не любая глина годилась для кирпичной кладки. В противном случае печь от жары и сырости быстро трескалась в местах связки, раствор крошился, осыпался и вываливались кирпичи, порой мог выделяться и запах. Для нагревания воды в свод печи устанавливались один или два чугунных котла. В бане автора их было два – первый, у топочной дверцы, на 30 л, а второй – на 50. От перепадов температуры и длительного использования на внутренней поверхности котла образовывалась ржавчина, которая специально не очищалась. Отчего всякий раз при нагревании воды на дне появлялся небольшой коричневатый налет, который после помывки семейства удалялся при помощи ковша. Поскольку отлитые из чугуна котлы в сечении были толстые, они служили долго. Выходили котлы «из строя» в результате неосторожного удара по ним посторонними предметами, например, металлической клюкой, или оставленной, по забывчивости, воды зимой. Если печь затапливали раньше заливки воды в котел, то металл порой мог дать трещину и котел также становился непригодным для дальнейшего пользования.

В дымоходе на металлических прутьях печник укладывал несколько, чуть больше кулака, «дикарей» (булыжников). Камни подбирались специальные, при «поддавании» кипятком от них шел жар без угара. Для сохранения тепла каменка закрывалась небольшой металлической дверцей.

Поскольку семьи были большие, горячей воды требовалось много. Поэтому за два-три приема ее отчерпывали из котлов в эмалированные или оцинкованные баки, ведра, деревянную бочку. Чтобы вода в котлах дольше не остывала, они накрывались деревянными крышками. Холодная вода «на разбавку» также наливалась в бочку.

Жители Стрел брали воду для помывки из колодца, Протка и Которосли. Редко, зимой, для этой цели использовался рыхлый, недавно выпавший снег. Его собирали деревянной лопатой только с верха сугроба. После таяния в котле на воде появлялась «пленка». При удалении ее на ковше всякий раз появлялся черный налет, это указывало, что снег был грязным. Однако снег в нашей семье для бани использовался все равно.

При помывке в бане любители пользовались березовыми, реже дубовыми вениками. Ветки срезали с деревьев только после Троицына дня и сушили в темном, сухом помещении. Помнится, когда их связывали и попарно развешивали на чердаке, воздух в крестьянском доме-избе наполнялся запахом леса. Перед тем как париться, веники «заваривали» в горячей воде, от чего она становилась зеленоватой, листья – мягкими, а в помещении пахло березой. От брызг воды с веника и постоянной жары стены со временем становились темными.

На бревнах, где были сучки, виднелись мелкие шарики желтоватого цвета, напоминающие янтарь. Они появлялись от высокой температуры: жара расплавляла смолу в бревне и та выходила наружу в виде маленьких капелек, а затем застывала.

Рядом с печкой находились деревянный полок и лавка, для удобства на него забираться. Другая лавка стояла у окна. Зимой на ней отдыхали во время помывки, ставили корзину с чистым бельем, одевались, т.к. в предбаннике было холодно. В темное время суток окно занавешивалось занавеской, сшитой из старой ткани, а помещение бани раньше освещалось при помощи керосинового фонаря «летучая мышь», потом – электрической лампочкой.

У нас первый пар всегда «принадлежал» отцу. Остальные члены семьи мылись потом, а бабушка – всегда последней. Крестьяне, у которых бани были на берегу Которосли, имели некоторое преимущество перед другими. Помимо того, что вода находилась рядом (от дома автора колодец был удален на 220 м), они могли после горячего пара «окунуться» в чистой проточной водице.

Не знаю почему, но с большим удовольствием мылось в бане зимой. В это время как-то особенно замечался контраст температуры на улице и в бане. При выходе из нее на некоторое время оказывался окутанным паром, он быстро рассеивался, и начиналась сказка. Пройдя несколько шагов по хрустящему снегу, я часто останавливался и смотрел вверх. Зимней ночью несколько отдаленную от дома баню накрывал темный купол неба, усеянный звездами. А идущий из окна сквозь ткань тусклый свет говорил о том, что, несмотря на стужу и власть тьмы, жизнь идет своим чередом…

(О бане в Стрелах также см.: Степанов К.А. Степановы – история одного рода. Генеалогическое исследование. Ростов, 2012).

Сегодня в «моду» стали входить металлические печи, объединяющие топку, каменку и бак для горячей воды. Теперь мыться в бане можно даже тогда, когда она топится. Ее не нужно «скрывать», ожидая, когда из помещения выветрится дым и угар. Поскольку «устройство» компактно, помещение бани можно разделить на две части – парную и более прохладное место для помывки. Думается, несмотря на все плюсы, появившиеся новшества не могут создать такой уют, сочетание тепла и влаги, какие бывают в русской деревенской бане.

Фото автора.